• Amunary

42 — это число значит что-то очень важное!





В далеком 2005 году на экраны вышел пародийно-комедийный фильм с признаками легкой наркомании под названием «Автостопом по галактике» (The Hitchhiker’s Guide to the Galaxy). Одним из самых запоминающихся эпизодов среди творящейся на экране садомии стало создание суперкомпьютера расой сверхразумных существ. Компьютеру была поручена одна задача: «Найти ответ на вопрос жизни, Вселенной и вообще». Машина взяла на раздумья 7,5 млн. лет ровно, после чего явила ликующей многомиллионной толпе свой ответ - 42. Сказать, что после такого все знатно прифигели, ничего не сказать. Однако в реальной жизни подобный абсурд возникает постоянно, пусть и в меньшем масштабе: некоторые индивиды попросту неспособны корректно отвечать на заданные им вопросы. Все уже настолько привыкли, что даже не обращают внимания, когда такое происходит. Мне удалось заметить 2 разновидности данного недуга.


Тип 1: «У меня все ОК».

Если вкратце, то этот тип характеризуется своей способностью среди нескольких актуальных в разговоре вопросов выбрать наиболее простой и ответить только на него. Такого человека можно спросить о планах на жизнь, как выглядела девушка в баре, впечатлениях от фильма, предпочтениях в пицце и стоит ли включить кондиционер. «Нет, мне не жарко», — последует ответ. Все предыдущие вопросы словно бы и не прозвучали для него.


Тип 2: «Я придумал свой вопрос».

Эти загадочные существа способны предельно серьезно ответить «42» на любой вопрос вообще. Они даже заслуживают дополнительного деления на «Унесенных ветром» и «Чужестранцев».

Основой ответа для первых служит искаженная их восприятием форма исходного вопроса. Тут за примерами далеко ходить не придется, достаточно вспомнить актуальную сейчас тему расовых волнений в США. Там активисты уже повесили клеймо расистов на ряд знаменитостей, посмевших поднять вопрос о важности всех жизней, а не только жизней чернокожих. Абсурд? Пройдемте!

Вторые же строят свои ответы на одних лишь им известных выводах. Вероятно, потребность во внимании к собственным проблемам становится для них столь острой, что они готовы предлагать рассказы о наболевшем под любым предлогом, а то и вовсе без него. Не из таких ли происходят эксгибиционисты, интересно знать?


Легкая форма игнорирования вопросов собеседника зачастую продиктована защитным механизмом психики. Сокрытие части информации без веской на то причины имеет смысл для людей слабых в душе и не обладающих достаточной мудростью. Обычно это происходит неосознанно, либо же не проходит должной процедуры рассмотрения целесообразности.


Более серьезные нарушения в причинно-следственных связях диалога основаны на глубоких искажениях. В этом случае человек не замечает, как подменяет один вопрос другим, так как для него все выглядит вполне логично, благодаря скрытым толкованиям. Возьмем для примера все тех же несчастных расистов. Если активист ожидает услышать оскорбление в свой адрес, его ум будет искать развитие разговора именно в этом ключе. Белый человек употребил слова «черный» и «равенство» в одном предложении? Очевидно, он задумал недоброе! Белый человек призывает чернокожих остановить мародерство? Но ведь чернокожие имеют право высказывать свою позицию, действовать, защищать свои интересы. Мародерство происходит во время защиты прав чернокожих. Неужели этот белый мазафака имеет что-то против прав чернокожих?!


Лучше всего в ответе на поставленный вопрос шарят адвокаты. Если одного из них спросить: «Знаешь, сколько сейчас времени?», он ответит: «Да». Навык, конечно, утрированный, но порой нам всем стоит к нему прибегать.